Идущие за Гагариным. Какие они сегодня?



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-1546467778732436"
data-ad-slot="1589488701"
data-ad-format="auto">

За ответом обозреватель «Труда» отправился в подмосковный Центр подготовки космонавтов

На следующей неделе — Всемирный день авиации и космонавтики, учрежденный в честь исторического полета нашего Юрия Гагарина. С 12 апреля 1961 года в космосе побывали 553 человека. На фоне 7 млрд землян — горстка людей. Что бы там ни говорили, а профессия космонавта по-прежнему особая, штучная. А как сегодня к ней приходят люди? За подробностями я отправился в Звездный Городок — в Центр подготовки космонавтов (ЦПК).

Нашу профессию не столько ты выбираешь, сколько она тебя, — для начала объясняет мне Герой России 48-летний Александр Самокутяев. Он провел в двух экспедициях на МКС 331 сутки, дважды выходил в открытый космос. Ныне — заместитель командира отряда российских космонавтов. — Если природа одарила человека страстью к полетам, влюбленностью в небо, да к тому же не поскупилась на здоровье, то космонавтика выбрала его. На собеседованиях с кандидатами на поступление в отряд я всегда внимательно смотрю им в глаза. Мне важен взгляд. Если нет огонька, страсти, такому человеку лучше заняться чем-то другим. Если есть мечта, то все другие вопросы, даже такие важные, как зарплата и квартира, отходят на второй план...

Самокутяев знает, о чем говорит. Сам он с детства в теме. В школе занимался в авиамодельном кружке, к 4-му классу изучил конструкцию самолета. Когда подрос, записался в планерную секцию аэроклуба в своей Пензе, в 16 лет совершил первый самостоятельный полет. Параллельно у Самокутяева было еще одно страстное увлечение — хоккей. Тренеры видели в Александре будущую звезду на льду. Но пришлось выбирать — и небо одолело лед.

Окончив Черниговское высшее авиационное училище, служил военным летчиком на Дальнем Востоке, летал на Су-24М. Выполнил 250 прыжков с парашютом. Уже имея немалый летный опыт, постучался в отряд в Звездном Городке, в 2003-м был зачислен кандидатом. Через два года сдал экзамены на отлично и стал космонавтом.

— Пробиваясь в отряд, я не думал ни о деньгах, ни о наградах, — говорит мой собеседник. — Стремление было одно: полет на орбиту. Знакомый летчик, помню, сказал: «Да я готов сам доплачивать, лишь бы летать». В отряде первого старта я ждал восемь лет. И это, может быть, самое тяжелое в профессии — ожидание. Конечно, порой приходила мысль: вот остался бы в авиации, летал бы сейчас — и никаких неясностей...

Но он дождался и дважды слетал на МКС. Собирался и в третью звездную командировку. Всего через девять месяцев после завершения второго полета просочилась информация о назначении Самокутяева командиром нового экипажа, который должен был стартовать весной 2018-го. Но: В новом экипаже его заменили — говорят, по медицинским причинам. Это был удар для Александра. В тот день, когда ему сказали о замене, он пошел в бассейн и плавал там в одиночестве очень долго. Немного успокоившись, решил: нельзя сдаваться, он будет стремиться полностью восстановиться и в следующем наборе продет медкомиссию.

— Что делать, космонавт должен быть готов и к таким ситуациям, — комментирует Александр Михайлович. — Можно первого полета ждать 10 лет, а потом услышать: по состоянию здоровья вам придется покинуть отряд. А лучшие годы прошли...

К этим словам моего собеседника могу добавить еще одно, о чем публично не говорят: каждый космический полет сокращает жизнь, по выводам ряда специалистов, на полгода. А они все равно рвутся к звездам поближе.

Много ли они зарабатывают? Да нет, не так уж — куда меньше гражданского пилота, не говоря уж про звездочек шоу-бизнеса. Пришедшие в отряд могут получать с надбавками около 100 тысяч рублей в месяц, а космонавт-инструктор (высшая категория) — 200-250 тысяч. За полугодовую вахту на орбите член экипажа может рассчитывать на выплату, соответствующую 130-150 тысячам долларов. Весьма скромная плата за столь тяжелую и опасную работу. Такие целеустремленные, неординарные люди, как космонавты, в других сферах могли бы заработать гораздо больше.

Впрочем, четыре года назад наш космонавт-рекордсмен Сергей Крикалев, в ту пору руководивший ЦПК, в интервью «Труду» поделился: «Как это ни горько признавать, но нынче в космонавтику стремятся не только энтузиасты — есть и такие, для кого полет в космос становится лишь первой ступенью, обеспечивающей затем карьеру в бизнесе или политике. Побывав на орбите, некоторые космонавты не очень-то стремятся попасть в новые экипажи...»

С этим утверждением категорически не согласен нынешний командир отряда Олег Кононенко. Неделю назад он гневно выговаривал мне по этому поводу: за 20 лет его пребывания в ЦПК он не знает ни одного космонавта, который после первого полета не хотел бы совершать новые. А уходили из отряда или по медицинским причинам, или из-за конфликта с руководством.

Между тем конфликтов в Центре до недавнего времени случалось немало. Судебные тяжбы, коллективные письма, хождения к начальству... Почему?

— Космонавты — яркие личности, знают себе цену, — неохотно отвечает на неприятный вопрос Самокутяев. — Порой амбиции и эмоции перехлестывали через край. Надеюсь, все это осталось в прошлом. А вообще конфликты случаются в любом коллективе. Вы что думаете, на МКС не бывает споров? Главное, чтобы они были конструктивными.

Обсуждение острой темы продолжилось в беседе с ведущими психологами ЦПК Натальей Филипповой и Жанной Шевченко.

— Споры на МКС могут возникать, — утверждают они, — более того, они способствуют эмоциональной разрядке, перезагрузке общения. Космонавты вполне подготовлены, чтобы прийти к общему решению в любой конфликтной ситуации.

Кстати, психологи обязательно участвуют в отборе кандидатов в отряд, а потом занимаются подготовкой звездоплавателей в ходе учебы и тренировок. Начинается все с бесед. Кто-то из кандидатов отвечает на вопросы вполне откровенно, кто-то пытается представить себя в наилучшем свете — достаточно точный психологический портрет будет составлен в любом случае. К тому же есть и специальная аппаратура — комплекс психофизиологического тестирования с использованием биологической обратной связи, этакий мягкий детектор лжи.

— Отбираем людей стрессо-устойчивых, уравновешенных, коммуникативных, — поясняет Жанна Шевченко. — Умеющих понимать мотивы не только собственных эмоций и поступков, способных распознавать возникающий конфликт на ранней стадии, сгладить его и перевести в конструктивное русло.

— Космонавт должен эффективно работать в условиях длительных эмоциональных нагрузок, в тесноте, уметь взаимодействовать с другими, — добавляет Наталья Филиппова. — Спокойно относиться, например, к тому, что он, полгода отработавший на орбите, сегодня может быть командиром экипажа, а в следующем полете окажется в роли подчиненного, когда командиром будет не летавший ранее в космос астронавт.

Сегодня меняются и качественный состав отряда космонавтов, и требования при отборе. Раньше сам факт полета в космос был огромным событием, подвигом. Человек лишь прокладывал дорогу в космос, и тогда нужны были прежде всего абсолютно здоровые люди, готовые к действиям в чрезвычайных условиях. А нынче к этим требованиям добавляются навыки длительных экспедиций, уникальные знания для проведения на орбите сложных экспериментов. А чего стоит хотя бы сооружение в космосе 420-тонной международной орбитальной станции!

— Нужны космонавты с высоким интеллектом, обширными знаниями, широким кругозором, — уточняет Жанна. — Мы, например, анализируем стилистику речи кандидата, оцениваем словарный запас, эрудицию, умение четко формулировать мысли. Да, представьте, косноязычие может стать серьезным препятствием. Важны и культурные интересы человека — что читает, какую музыку слушает, ходит ли на выставки. К примеру, Александр Самокутяев — большой любитель классической музыки, часто бывает на концертах...

Разумеется, я не мог не спросить, на чем срезаются кандидаты при беседе с психологами? Оказывается, треть тестируемых не проходят по стрессоустойчивости. В спокойной обстановке человек отвечает всем требованиям, а в стрессовой у него реакции не те. Даже если и полетит в космос, его хватит на один полет. А этого совершенно недостаточно, ведь подготовка космонавта стоит очень дорого.

Еще треть кандидатов отсеиваются из-за личных неблагоприятных особенностей. Например, используют слова-конфликтогены (те, которые могут привести к конфликтной ситуации). Есть немало признаков (жесты, фразы, оговорки), по которым опытные специалисты определяют черты характера, с которыми нельзя работать в экипаже. А кто-то из тестируемых не проходит отбор вследствие, как говорят психологи, «неприемлемой мотивации». Проще говоря, люди стремятся в космонавтику ради статуса и карьеры. У которых, как говорит Самокутяев, нет в глазах огонька...

Всего же из 80 претендентов, с которыми беседовали психологи, 38 человек не прошли барьер тестирования на психологическую пригодность. Этот рубеж оказался самым трудным для тех, кто был допущен к очному этапу отбора. Медицинский барьер не смогли преодолеть 18 человек. А по результатам тестирования на профессиональную пригодность были отклонены кандидатуры 13 претендентов.

Общая же картина последнего отбора в российский отряд космонавтов такова: из 420 граждан, подавших заявления, пока лишь трое получили положительное заключение Главной медицинской комиссии (ГМК) — военный летчик, работник РКК «Энергия» и военный инженер. Еще четверо успешно завершили полный цикл отбора и теперь ждут рассмотрения на ГМК. А 14 человек пока не приступали к тестированию.

Между тем космонавтика вступает в новый этап: впереди полеты в дальний космос. Возможно, кто-то из нового пополнения отряда наших космонавтов отправится на окололунную станцию. А там и еще дальше. Мои собеседники в Звездном Городке не сомневаются: профессия космонавта в недалекой перспективе будет снова очень популярной, в том числе у наших молодых. Тропа Гагарина не зарастает.

Цифры

Из результатов открытого конкурса по отбору кандидатов в космонавты (на 4 апреля 2018 года)

Получены заявления с комплектами документов от 420 претендентов. Из них: женщин — 87, мужчин — 333; работающих в космической отрасли — 80, военнослужащих — 51.

После девяти заседаний конкурсной комиссии на очный этап отбора приглашены 96 претендентов (из них девять женщин). Кандидатуры 313 претендентов отклонены конкурсной комиссией на этапе заочного отбора. Документы 11 претендентов находятся на стадии рассмотрения.

Из приглашенных на очный этап 38 претендентов выбыли из конкурса после тестирования на психологическую пригодность; 13 претендентов не получили положительного решения после тестирования на профпригодность; 18 претендентов отклонены медицинской подкомиссией; один претендент отказался от дальнейшего участия в конкурсе.

Еще пять претендентов продолжают очный этап отбора, а 14 ожидают начала тестирования.



style="display:block"
data-ad-client="ca-pub-1546467778732436"
data-ad-slot="1589488701"
data-ad-format="auto">

Добавить комментарий

*